Моя жизнь изменилась катастрофически». Как в 65 лет стать эмигрантом

Сопредседатель общественной организации «Экозащита!» Александра Королева несколько месяцев живет в лагере для мигрантов в Германии. Она была вынуждена уехать из России, когда стала фигурантом сразу пяти уголовных дел. Дела возбудили из-за несогласия экологов признать свою организацию «иностранным агентом». Королева считает, что ее преследуют по политическим мотивам.

лександра Королева уже 25 лет занимает пост сопредседателя калининградской группы «Экозащита!». Ее вынужденная эмиграция не парализовала работу команды, просто второму сопредседателю, Владимиру Сливяку, теперь приходится работать больше.

– Мы оказались прозорливыми, и у нас в организации два сопредседателя с равными правами и обязанностями, – говорит Королева.

етверть века Александра Королева отстаивала право жителей Калининградской области на нормальную экологическую среду – под ее руководством «Экозащита!» выступала против строительства Балтийской атомной электростанции и угольной ТЭЦ, отстаивала сохранение зеленых насаждений. В Калининграде экологи проводили образовательные акции, сотрудничали со школами. Были и проекты в других российских регионах.

В мае 2019-го против Королевой возбудили сразу пять уголовных дел по статье 315 ч. 2 УК РФ – злостное уклонение от исполнения судебного решения. В России ей грозит до двух лет лишения свободы. В июне эколог уехала в Германию и попросила там политического убежища.

– Я оставила все, что у меня было – дом, интересную работу, друзей, близких, единомышленников, даже моя собака не со мной. Я скучаю каждую минуту по морю, ищу в Дрездене черты Калининграда. Моя жизнь изменилась катастрофически, – рассказывает Королева. – В жизни моей семьи это уже однажды было, когда после расстрела деда в 1936 году моя бабушка с двумя малыми детьми бежала из дома куда глаза глядят, лишь бы спасти детей. Счастье, что мне пришлось отвечать только за себя, когда я уезжала. К примеру, наша подруга из челябинского отделения «Экозащиты!», обвиненная в шпионаже, бежала из страны с тремя детьми.

Германия как место эмиграции была выбрана неслучайно. Здесь у «Экозащиты!» больше всего партнеров – общественных организаций, с которыми экологов связывают многолетние проекты: против ввоза ядерных отходов в Россию, в защиту аллей, в поддержку жителей Кузбасса, сражающихся против открытой добычи угля, и других.

Ответа от миграционных служб Германии, будет ли ей предоставлено убежище, Королева пока не получила. По ее словам, ждать, возможно, придется не один месяц.

– Сейчас я живу в центре для мигрантов. Это не самое лучшее место для женщины 65 лет, однако опыт пионерского детства с пионерскими лагерями и годы жизни в студенческом общежитии облегчают пребывание здесь, – говорит она. – Что до работы, то в нынешний век интернета работать можно где угодно. Даже удается заканчивать начатые проекты. В этом году мы задумали сделать фильм про Куршскую косу: часть съемок прошла в феврале-апреле, когда я еще была в России, а затем съемочная группа продолжила свою работу без меня, в том числе на литовской стороне. Сейчас идет монтаж, удаленно я могу вносить корректировки, и мы надеемся представить фильм публике в начале следующего года.

Двойной штраф

В России эколог попала под преследование как должностное лицо. Поводом для возбуждения дел стало неисполнение «Экозащитой!» так называемого закона об «иностранных агентах». Организация, включенная в реестр «иноагентов» в 2014 году, должна подавать отчеты в Министерство юстиции РФ четыре раза в год. Однако экологи иноагентами себя не признают и сдают отчеты раз в год, как обычная российская некоммерческая организация.

Акция по защите зеленых насаждений

 За каждый эпизод несдачи отчета Минюст автоматом открывал административное дело, которое заканчивалось штрафом. В декабре 2018 года счет организации был арестован. А в мае были открыты уже уголовные дела по пяти случаям неоплаты штрафов.

По словам Королевой, изначально ей вменялась сумма штрафов в размере 2,2 млн рублей. Но потом цифры были скорректированы.

– В июле 2019 года Федеральная служба судебных приставов созналась, что в результате путаницы требования об уплате штрафов были отправлены в банк несколько раз, и реальная сумма неуплаченных штрафов не превышает суммы в 680 тысяч рублей, – отмечает она.

Сложность ситуации в том, что штрафы нельзя оплатить средствами организации. «Экозащита!» получает целевое финансирование от иностранных благотворительных фондов, и, если проектные деньги пойдут на штрафы, организация нарушит закон.

После отъезда Королевой за нее вступился калининградский губернатор Антон Алиханов. В своем инстаграме он выступил с обращением к жителям, где призвал собирать средства для оплаты штрафов экологов, и сам сделал внушительное пожертвование.

– Алиханов не только призвал оплатить штрафы за нас, но и перевел на счет организации солидную сумму, 100 тысяч рублей. Так, собственно, начался сам сбор денег на уплату штрафов, – рассказывает Королева. – Благодаря калининградцам собрано 460 тысяч рублей, что перекрыло сумму штрафов, по которым возбуждены уголовные дела (она составляет 270 тысяч). То есть, согласно логике, уголовные дела приставы могли бы и закрыть. Преступления – которое заключалось в неуплате штрафов – теперь нет. Но приставы не торопятся это сделать.

В базе федеральных судебных приставов «Экозащита!» по-прежнему продолжает числиться должником, несмотря на то что штрафы организация уплатила.

Абсурдный закон

Руководители «Экозащиты!» по-прежнему отказываются признавать себя иностранными агентами.

– Мы считаем закон абсурдным, требования его бессмысленными и отнимающими у организаций ресурсы, поэтому приняли решение не подчиняться закону, не выполнять его требований, работать, как ни в чем не бывало. Мы проработали таким образом пять лет, – говорит Королева.

Еще в 2013 году «Экозащита!» вместе с другими общественными организациями обратилась в Европейский суд по правам человека, заявив, что закон об иноагентах нарушает права, гарантированные Европейской конвенцией по правам человека: на свободу выражения мнения и на свободу собраний и объединений. Коллективная жалоба, к которой присоединилась уже 61 организация, была коммуницирована в марте 2017 года.

Тогда экологи активно боролись против строительства Балтийской АЭС. Они инициировали масштабную кампанию, направленную на противодействие попыткам Росатома найти софинансирование в европейских финансово-кредитных организациях. Кампания оказалась успешной, и в 2013 году стройка закрылась. Сразу после этого «Экозащита!» подверглась прокурорской проверке, но признаков иностранного агента прокуратура тогда не обнаружила. А в 2014 году Минюст получил право самостоятельно, без участия прокуратуры, вносить общественные организации в реестр. И сразу «Экозащита!» стала иноагентом, который ведет политическую деятельность. Это «воздействие на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики».

Тогда организация получила и свой первый штраф в 300 тысяч рублей – за то, что самостоятельно не подала заявление о внесении в реестр.

– Мы пытались обжаловать включение в реестр через суд. В августе 2014 года в Замоскворецкий суд Москвы по почте было направлено заявление, которое потом в суде было утеряно. Повторно заявление не приняли в связи с упущенными сроками подачи. Штраф в 300 тысяч рублей мы оспорили, суд уменьшил размер штрафа до 100 тысяч рублей, после того как была предъявлена справка об отсутствии средств на банковском счете организации, – рассказывает Королева.

Раздражение Кремля

Последние пять лет экологи работали фактически под угрозой закрытия, но работали успешно, что неоднократно вызывало раздражение Кремля. В 2015–2017 годах «Экозащита!» сотрудничала с африканскими активистами. Итогом масштабной информационной кампании стало то, что в 2017 году под давлением общественности судом ЮАР было аннулировано межправительственное соглашение между ЮАР и РФ о строительстве восьми атомных реакторов в Африке. Сделка оценивалась в 100 млрд долларов.

В 2016–2017 годах экологи организовали мощный протест на Кузбассе против открытой добычи угля, в итоге была аннулирована лицензия на разработку нового месторождения угля.

В Калининграде экологи под руководством Королевой активно добились от местных властей мер по защите уникальных аллей вдоль дорог, инициировали процесс по приданию аллеям статуса охраняемых.

«Экозащита!» вела образовательные проекты, проводила выставки. И продолжала получать штрафы. Некоторые из судебных решений были оспорены в законном порядке, другие – нет. Незаконность возбуждения уголовных дел против Королевой доказывают юристы фонда «Общественный вердикт».

– «Общественный вердикт» – наш давний партнер. Он был включен в список иностранных агентов вскоре после нас, и юристы фонда инициировали и подготовили обращение общественных организаций в ЕСПЧ. А затем защищали нас в судах, когда нам государство выписывало штрафы. Соответственно, когда начался новый виток давления, завершившийся уголовными делами в отношении меня, фонд назначил адвокатов. Они успешно оспорили последний штраф, который был назначен мне в мае 2019 года, перед самым возбуждением уголовных дел, а теперь подготовили и передали в суд обоснованную жалобу, в которой доказывают, что уголовные дела были возбуждены неправомерно, – рассказывает Королева.

В поддержку эколога выступили многие зарубежные правозащитные организации, такие как Human Rights Watch и Front Line Defenders. В странах Европы была организована медийная кампания.

Александра Королева продолжает работать дистанционно и даже начинает новые проекты. Например, кампанию против транспортировки ядерных отходов в Россию, которую возобновил Росатом.

– Это те транспортировки, которые мы вместе с немецкими коллегами остановили в 2009 году. Теперь новый виток, и я могу активно участвовать в разработке и организации новой кампании протеста вместе с немецкими друзьями, встречаться с журналистами, давать интервью, – поясняет эколог.

По ее словам, сегодня в Германии мало знают о деятельности общественных организаций в России, и ее выступления о российском гражданском обществе пользуются неизменным успехом. Вернуться в Россию, где ей грозит два года лишения свободы, Королева пока не может.